КИДАТЬ НЕЛЬЗЯ ВЕРНУТЬ ЧУЖОЕ
. . . . должен знать свое место
 
 
НЕ  БЕРИ  ДЕНЬГИ,  ЕСЛИ  НЕ  МОЖЕШЬ  ЗА  НИХ  ОТЧИТАТЬСЯ      
размещено Дегтяревым В.А. 17.07.2018

ОН КРИЧИТ ПРОСИТ, А ТЫ КРИЧИ НЕ ДАВАЙ, ИЛИ КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО II



Мой самый первый Рубикон



Еще в школе все, кроме музыки и рисования, давалось легко, и хотелось считать себя самым умным, но такая категория как бесконечность не позволяла обманывать себя. Несмотря на всю ее абстрактность, сумел осознать всю относительность знаний, и если мир бесконечен (а как иначе, темницы тоже имеют размеры), то и знания о нем никогда не будут полными.


С таким раскладом ничего тебе и не остается, как лишь кайфануть по жизни, а если шибко умный, то еще и с изуверской точностью, проявляя через математическую формулу пусть и маленькие, но все-таки закономерности.


Главное, это все-таки не стесняться, а пробовать, и если не все получится, то даже фартовые не посчитают тебя слишком щедрым из-за намерения идти по единственно возможной дороге.





Сейчас, вспоминая процесс поглощения знаний в восьмидесятых годах прошлого века, не нравилось в изучении материального мира оторванность от практики. Однако видимость структуры предмета все-таки позволяла находить хотя бы подходы к ответам, чего не скажешь о духовном мире, забивавшееся к тому же известной формулой: «Бытие определяет сознание».


Такой диссонанс привел к крену в сторону самостоятельного изучения гуманитарных дисциплин сразу после поступления в радиоэлектронный институт. Никакой системы в их изучении не было, что даже возникло ощущение двигаться вперед даже при одном удачном случае из ста.


Пусть это и самонадеянно, но сейчас лишь настоящий приступ счастья подытожит сегодняшний уровень моих притязаний, а тогда нисколько не сомневаясь в своих способностях докопаться и до секретов ЦРУ в качестве системотехника, все-таки почувствовал приближение ширли-мырливского времени, и в апреле 1988 г. решил, что после армии поступлю на философский факультет.


Огорчать своих близких раньше времени не собирался, а своему другу Саше Соловьеву по почте отправил аттестат о среднем образовании, за что через двадцать семь лет получил мощнейший прилив радости: «Ни здрасьте, ни до свидания, а сразу по планы поступить в МГУ! У тебя, что ручка только с красными чернилами была? Что, синих чернил не нашлось?»


Тогда уже хорошо выпили, и поэтому на всю набережную вдоль Волги воскликнул: «Где! Где это письмо!» В ответ увидел лишь широкую улыбку: «Ты всегда был таким клятым, даже в юности, а письмо нашел, перебирая свои бумаги».


После той встречи об охранной грамоте никто речь не заводил, но уже по-другому стал воспринимать беседы по телефону с мамой, в которых проходила следующая мысль: «Особо ни на кого из родственников ты не похож, но все-таки сумел ото всех наших предков собрать вот такую комбинацию генов».


Это всегда приятно слышать, но информативно за этим ничего не виделось, ведь белокурых бестий пока еще не вывели (14 минута). Однако это любимая мамина тема, и чтобы не толочь воду в ступе, лучше расскажу про свой первый Рубикон.


При всей способности просчитывать варианты, такой ход даже не предполагался, но Верховный Совет СССР в июле 1989 года принял Постановление о досрочном увольнении со срочной службы студентов, отслуживших один год.


Лишнего и тогда старался не болтать, и если успевал сдать вступительные экзамены еще в 1989 году, то без всякого зазрения совести перестал бы ощущать себя летчиком. А так, начиная взвешивать все за и против, лишь почувствовал, что МОГ ПОПАСТЬ ПОД ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, когда не смог бы прямо смотреть в глаза.


Это очень важное состояние души, а расплатой за это является потеря способности все так логично объяснять. Чтобы сохранить свое реноме, пришлось поделиться своим «сомнениями» с писарем Сашей Супруном, который был одним из пяти студентов харьковских институтов, прибывших одной командой в в/ч 55629.


На следующий день стало предельно ясным, почему не мог избавиться от образа крысы, которая лишь после отбоя возвращалась из своей каморки, а себя почувствовал даже важной персоной, к которому мухой прилетел сам начальник штаба полка. Видимо, всегда чувствовали во мне враждебный элемент, раз попытался устроить допрос с пристрастием: «Какие у тебя есть документы, подтверждающие СТАТУС СТУДЕНТА


Пусть это покажется и непонятным, но сейчас горжусь не только своей способностью увидеть поникшие глаза столь обходительного писарчука-допрашивателя (сравнение двух культовых фильмов еще впереди), когда только прибыл в часть, но и интуитивным желанием потеряться тогда в гуще событий.


Это гораздо познавательнее, чем тратить свое время на холуйскую работу, и надеюсь, что без труда можно увидеть того, кто не изменяет себе, и принятие присяги этому не помеха.





Вот так тогда всем аж на целый день подарил радостное настроение. Наверное, не так часто в Советской армии остается служить самый умный солдат, и столько потока теплоты в мой адрес больше никогда не направлялось.


Пусть это покажется забавным, но в результате пронзило одно крайне важное озарение: ложь, выявленная даже через десятилетия, убивает и светлых, и темных, и даже сизобурбулиновых. Дело тут не в нравственном законе, которым и тогда уже находился во мне, чтобы по полной им лавировать, но продолжая размышлять, без ЗАКОНА не получалось увидеть должного взаимодействия с такими же Богами, а явственно ощутить это помогла Советская армия.


В восемнадцать лет был готов поглотить любой текст, и стоя дневальным на тумбочке, лишь чтение Устава Вооруженных сил СССР не вызывало явных нареканий. Главное, это успеть отдать честь офицерам и дать понять, что именно закрываешь. От увиденного видел недоуменные глаза, но уже скоро за это сполна ответили, когда пытались пренебрежительно заявить, что солдат в наряде должен спать четыре часа. Наверное, когда так упорно его перелистываешь, можно снова услышать: "А ведь курсантом своими глазами это читал".


Именно поэтому не хочу быть избранным, а сам найду способ ответить на правомерно поставленные вопросы. За это благодарен маме, и лучше увидеть грязные денежные транзакции без лишних издержек, чем уверовать в чистоту своей духовности.


Правда, путь этот оказался тернист, и сначала ты готовишься, и только потом открывается возможность, и никак не наоборот. Доходило до комичности, когда после одних событий в налоговой полиции не стеснялся в свободную минуту читать Арбитражный процессуальный кодекс РФ, но не прошло и полгода как Арбитражный суд стал домом родным.


Сейчас, вспоминая явное неудовольствие Стенькина В.И., от такого вот чтения, до сих пор не вижу кайфа заиметь мое удостоверение. На тогдашнее возражение, что еще пока не уволен, он лишь презрительно посмотрел: "Вы когда увольняетесь, почему-то все его теряете".


Эти убийственные слова всегда будут жить со мной, и в подпитии иногда накатывает: "А ведь мое предназначение, это все-таки быть ласковым Человеком". После этого обязательно вспоминалось, как в 1990 году не поступил на экономический факультет Волгу. Это надо же было после двух пятерок на вступительных экзаменах в сочинении начать цитировать самого Александра Сергеевича.


Тогда считал, что так расплатился за желание "покрасоваться" перед девчонками, если поступить можно и с десятью баллами, но потом все больше и больше доходило, что все к лучшему, и мог пойти по другому пути.


Когда канула в небытие налоговая полиция, то опять вспомнился Стенькин В.И. Пусть это и покажется несвязанным, но со временем понял, почему так и остался вечным заместителем, и сейчас даже не возникает желание услышать от него: "Это не я".





© Все права защищены
E-mail: gema-net@gema-net.ru